16:23 

Tursi
...Звуки растворились, но не исчезли – лишь напомнили, что мир един и, если отбросить повседневную суету, на миг забыть о конечности собственной жизни, остановиться, замолчать и прислушаться, то поймешь, что мир течет не вокруг тебя, а сквозь. И ты значишь для него не больше и не меньше, чем один-единственный лист из бесчисленной свиты листопада. И потому не стоит разделять листья на кленовые и осиновые, красные и желтые, матовые и глянцевые. И потому волк, бегущий лесной тропинкой, ничем не лучше ворона, парящего в небе, но и ничем не хуже человека, забывшего о своем родстве и с теми, и с другими...
(с) О. Громыко

10:23 

lock Доступ к записи ограничен

a-lone
Может показаться, что я ничего не делаю, но на клеточном уровне я очень занят
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

08:46 

fuchsia
"Когда женщина, которой есть что сказать, - молчит, тишина оглушает."
"...Я думаю, для определения людей достаточно разбить их на два вида: лесовиков и степняков. На Востоке можно без вина опьянеть в степи. Людей пьянят жаркий ветер и горячий песок. Мир степи прост и без проблем. Лес же полон вопросов. Степь не задает вопросов и ничего не обещает. Но жар души идет из леса. Человек степи, такой, как я его понимаю, способен лишь на одно чувство и знает лишь одну истину. Эти две вещи наполняют его душу. А лесной человек многолик. Из степи происходят фанатики, а лес рождает людей творческих. В этом основная разница между Востоком и Западом."

"...Орлы рождаются в горах, а тигры - в чащах. Что же рождается в степи?
- Львы и воины, - ответил я..."
Курбан Саид "Али и Нино"

15:04 

/эффект дефекта/
.Не хочу я небес без лестницы
Трагедия моего поколения - мы слишком много слышали красивых слов, однако, видели мы совсем противоположные картинки. Нет ничего плохого в современном мире. Всё просто иначе. Мы хотим жить дольше, а не понимаем, что наши предки за 50 лет успевали намного больше, чем мы за 100. Я не про прогресс, тут уж нашему времени 100 очков вперёд, но я про личное, душевное если хотите. Жизнь стала быстрее, при этом и время стало течь быстрее. Как часто мы оглядываемся назад и кажется, что ты только что скатился с горки, а на самом деле ты сидишь на работе и начальник неодобрительно смотрит, дескать ты сюда не думать пришёл.
Жить надо прощё. Как часто я слышу эти слова, а вот скажите, кто из вас живёт по этому принципу?.. где мы сделали неверный шаг? Когда выбрали Романовых (между прочим тех, кого обвиняют в гнилой крови, причислили к лику Святых).
Думать надо, размышлять надо, но если честно, то всё это вред и никак иначе. Не надо думать, время сейчас к этому не располагает.
Смотрю на некоторых коллег, которые искренне полагают, что их сберкнижку сделают их Абрамовичами, становится как-то не по себе. Зашла тут недавно на выставку меха. Я точно не женщина, меха меня не волнуют. Точнее я бы не отказалась от шубки, но и в истерику по поводу её отсутствия я как-то впадать не намереваюсь. Видела такую сцену: баба истерила не желая снимать шубу, а муж или любовник (точно не могу сказать) орал, что он сейчас поедет за деньгами, но вообще-то они в ЦДХ пришли картины смотреть. И что вы думаете…поехал, а она так и осталась в шубе.
Жить надо проще. Книжки надо читать простые. Ведь всего 22 сюжета есть, а вы те читайте, которые без сюжета. Проще, проще.
Я не умею решать проблемы - вот моя главная слабость. Надо научиться. Учусь, медленно, слишком медленно, боюсь не успеть.
Мне так нравится…коридоры кончаются стенкой, а тоннели выводят на свет…

00:15 

Mademoiselle IRONic
Она вдруг заметила, что красота разрушает ее, что красота вызывает
физическую боль, будто какая-нибудь опухоль, возможно даже раковая.

Габриэль Гарсия Маркес. Ева внутри своей кошки



00:56 

Извиняюсь, если было, но...Макс Фрай

Главное - быть счастливым, и не важно, какое заключение напишет психиатр!
Сабя надо любить и хвалить. Не поручать же такое ответственное дело чужим людям!

(с) Макс Фрай

22:41 

Эпизод.ы

/эффект дефекта/
.Не хочу я небес без лестницы
Сходили сегодня на Звёздные войны. Вот что я вынесла- силы никогда не бывает слишком много, её может быть только слишком мало. Печально. Второе, что я поняла- может всё-таки стоит купить зонтик? Но вернёмся к первому пункту. Очень малое количество людей довольны своей жизнью, обычно мы просто делаем вид. Вешаем приличную ширму, загораживающую весь хлам. От чего идёт это недовольство? Оно черпает силы именно в неудовлетворённости наших потребностях. Банальный пример- семья покупает квартиру, машину, гараж, дачу, потом, когда в принципе всё есть начинается сумасшедшая накопительная гонка, покупка всяческой техники и поездки на бездушные пляжи, затем опять гонка за накоплением. Люди не знают чего хотят, но в любом случае они хотят много, хороший пример для объяснения _что есть бесконечность – потребности людей. Тоже самое с властью и другими аспектами жизни. Мы не не хотим. Мы просто не можем вовремя остановится, так как в определённый момент мы теряем это самое «вовремя» и погружаемся в хаос. Ещё одним примером может выступать в данном размышление наше отношение к другим людям в общем и к своей жизни в частности. Мы разучились радоваться простому, некоторые даже не знают, что простое может радовать. Мы стараемся всё возвести в абсолют- зачем? Так легче оправдать неудачи? Слишком мало- слишком много, цена за разницу- слишком…вот такая зебра получается

00:08 

/эффект дефекта/
.Не хочу я небес без лестницы
.лошади скачут. Снег хрустит, но его не слышно. Воздух пропитан звоном колокольчиков. Нет. Пусть это не будет тройка. Пусть это будет нескончаемая река красивых, гордых, разноцветных бешенных скакунов. И нет на них сбруй и колокольчики не на них, а для них. Они несутся вперёд и не видят ни преград, ни оврагов, ни гор, ни равнин, одно лишь бесконечное, нескончаемое белое, снежное, русское, родное поле. И разве есть нужда говорить, что нет конца этому бегу. Нет конца. И как же приятно, что не погоня, что есть выбор, что можно остановиться и именно поэтому они только сильнее рвутся, только быстрее проносятся друг мимо друга, играются, отпускают чуть вперёд, а потом с новым задором нагоняют. И нет стыда, и нет причины, и нет позора или гнева, и только ветер, поле, снег, метель ласкает нежно гриву, и главное просто бежатЬ

URL
20:38 

/эффект дефекта/
.Не хочу я небес без лестницы
Как страшно жить…как тяжело жить и дело совсем не в наших жизненных установках, дело в…

Сегодня я ездила получать новый паспорт. Ездила с Р. никогда не думала. Что его можно вывести из себя, но когда мы вышли, то он трясся так, что я боялась ехать с ним в машине, поэтому мы минут 15 ходили кругами.
Пункт первый: волокита. Сюда же включим пункт о превышении своих полномочий и как же обойтись без хамства.

Возьми любую (практически) современную книгу, включи телевизор, открой журнал, послушай радио…
Пункт второй: перегруз никчёмной, ненужно информацией. Сюда же кидаем теорию заговора и «обманываться рад», но ведь мы сами, обманываясь, стремимся к правде, итог- кризис подсознания на сознательном уровне.

Слишком много техники. Люди разучились делать многие вещи, нас отучили от труда. Машина Р. подсказывает ему куда ехать, сообщает о температуре и тд и тп. Устаёшь от вечной автоматизации, а вот как это прекратить не знаешь, ведь что я буду делать если в течении недели я буду жить без электричества…самое простое- как я приготовлю еду, можно и из забавного, как будут открываться автоматические двери? Путём силы стула, увеличивающегося от силы броска? Неужели люди, которые приехали в аэропорт так там и останутся так как не смогут открыть двери? Конечно чушь, конечно ерунда, но голова от этого меньше болеть не стала.
Пункт третий: прогресс тела, ведущий к абсолютному регрессу сознания.

Что делать и как быть…вот я сидела на паре. Мы начали говорить о чём-то (главное, чтобы не по теме занятия). Потом разговор перешёл в иное русло- деньги, благосостояние и другим схожим темам. И мой сокурсник пренебрежительно сказал: «А что, неужели ты хочешь жить в деревне, доить корову и копаться в гавне? Прости, но это без меня, я хочу другого.» . Замечу, что с ним я бы точно в гавне копаться не стала. Так как он бы меня в нём просто искупал бы, а сам остался бы при своих моднявых, идеально чистых джинсАх.
Все бегут куда-то, а между тем, дольше всех живут черепахи, о скорости жизни которых нам всем так хорошо известно.
Пункт последний. Но не окончательный: темп, скорость, безумные гонки за цветными бумажками, за гламуром, который…видели ли вы гламурную обезьяну? Так откройте любой стоящий журнальчик (подразумевается цена, а не содержание).

О чём я? Да ни о чём, просто так, захотелось, но ведь тема для разговора есть, это ведь наша с вами жизни, именно та жизнь, которой мы все живём в данный момент времени.



21:52 

/эффект дефекта/
.Не хочу я небес без лестницы
В одном из городов. Где я когда-то жила был случай…

Мужчина всё ходил и доказывал, что у него балкон шатается, вызывал на дом комиссию, писал жалобы и заявления. Он погиб по плитами собственного балкона. А через неделю пришло заключение комиссии- мы не нашли подтверждений вашей жалобе.


Записывайте ваши сны и меняйте их на наши купоны, по которым вы можете приобрести любые товары в наших специализированных магазинах, а если вы согласитесь продать душу, то мы обеспечим Вас дести процентной скидкой на те товары, которые вы не сможете приобрести по купонам. И, наконец, супер предложение: убейте себя и Ваша семья сможет бесплатно выбрать любое количество, из предложенных нами товаров, которое поместиться в Ваш гроб. Торопись, предложение действует всего два дня.




19:20 

/эффект дефекта/
.Не хочу я небес без лестницы
А ты когда-нибудь задумывался, чем пахнут звёзды…читать дальше

17:38 

/эффект дефекта/
.Не хочу я небес без лестницы
Интересно, чтобы сказали психологи.
Однотипные рассказы от сумасшедшего сказочника.

У стеклянного мастера после смерти жены осталось всего два повода жить: его сын и его любимое дело. Но ведь часто случается, что кому-то кажется. Что два слишком много, это настолько большего одного, что… Сын умер, вот так просто взял и умер, просто сказочнику не хочется углубляться в такие подробности. Отец сохранил его сердце. Зачем? Ведь именно там живёт душа. Ведь именно сердцу больно, именно сердце плачет, веселится, грустит, радуется. Мастер изготовил из текла красивейший ларец, куда и положил сердце сына. Как бы странно это вам не показалось, но сердце всё ещё продолжало биться. Под стук его сердца мастер творил прекраснейшие вещи и вот однажды он услышал как кусок ещё не оформившего стекла зазвенел. Этот звон так напомнил ему сына, что…сначала он выковал тело, тщательно подгоняя каждую деталь, самое трудное было смастерить лицо, изо дня в день он смотрел на образцы. Но в них не было жизни, все они сохраняли лишь одно выражение то, которым он же сам эти лица и наградил. А сердце всё ещё продолжало биться. И вот однажды человек просто взял маленькое, такое ломкое, хрупкое, прозрачное тельце и бросил в огонь. Он положил ларец с сердцем в склеп, где было два гроба, один большой и второй, такой маленький. Сердце билось только потому, что отцу хотелось слышать его стук и видеть его движение. Вы наверное ожидали чего-то другого, но такая история лучше, чем история про стеклянного мальчика, который всю жизнь боялся сделать шаг и разбиться.

23:20 

/эффект дефекта/
.Не хочу я небес без лестницы
старые тетради

Заснув однажды над интересной книгой
Приснился мне какой-то странный сон
Как будто кошка с чёрно – белой гривой
Погреться проскользнула сквозь моё окно

Я долго всматривалась в эту кошку
Пытаясь так мучительно понять
Что за создание ко мне явилось ночью
Что за неведомая благодать

Я очень долго говорила с нею
Рассказывала о своих делах
Её глаза согрели моё тело
А душу попытались сжечь дотла

Но только вряд ли знала эта кошка
Что холодна моя душа как лёд
И растопить её едва ли можно
Огнём из слов бросаемых в неё

Однако долго пламя то горело
Напоминая мне её прощальные слова
Ты только вспышка… слабая ты вспышка
Звезды потухшей где-то в небесах…

Ты знаешь, Я смотрю в окно
И вижу ангелов в белоснежных одеждах
Ты знаешь, Я смотрю на них
И вспоминаю безмятежность

Понимаешь, Я давно не смеялась
Помнишь ли, ты как Я улыбалась
Чувствуешь ли тепло тела
Знаешь ли ты, что Я улетела

Помнишь же, как Я об этом мечтала
Знаю, тебе всегда было мало
Мало тепла, мало надежды
Но теперь всё неважно
Я – безмЯ_тЕ_жн_сть…

бууууу
рождено первым бессмертным
уничтожено смехом по нервам
в стёкла врывается наш нервный смех
мы_покорители звёздных систем
пред нами открыты любые дороги
мы знаем секреты ушедшей эпохи
колдуем над страхом и дрожью в суставах
нам всегда мало, нам всегда надо
узнать что-то новое, интересное
смехом по нервам- безумие здешнее
здесь каждый по- своему жизнь прожигает
живёт не по плану он ноты слагает
в единую песню симфонию жизни
многоголосие небо врывается
мы так устроены нас не исправить
нам всегда мало нам всегда надо
смехом по нервам мы так привыкли
мы есть надежда на вечность жизни_бууууу

Мы все едины в этом мире
Для всех один закон земного бытия
Так почему же мне в ночном эфире
Являются все эти голоса

Они красивы это не отнимешь
Но так жестоки речи их во тьме
Их полушёпот полупенье
Терзает сердце !!!прогоняю всех

Мне страшно что же ждёт меня за гранью
Прямая стала кругом а потом
Круг превратился в дивное созданье
С крылами словно листья на ветру…

хааааааааааа
330 440_только цифры одни на ум приходят
только цифры одни в голове кружат
Хороводы водят вальс танцуют
Проникают в музыку смысл находят

80 30 11
63 58 70
19 84 12
104 02 16

370 511
916 79
273 511
511 92 9

так всю ночь на пролёт … ах бессонница
так на пролёт… мне не спится
надоело до чёртиков!
Скоро уж и бес мне явИтся…

12 11 73
15 16 108
17 11 41
34 8

мысли мои не могу собрать в ряд
трудно словами мне мыслить

73 потом 101 и пустой ряд
затем 104 и минус

на чём я закончила –а вспомнила вот
8 16 594
1073 002
17 и ещё раз 4 4
затем вновь ряд пропущен
хотя подожди
вот оно то чего так не хватало
вот оно то к чему весь этот бред

84 16 536
19 1 749 17
14 123 04 03
543 917
потом много троек
опять не понять
и снова они хоровод заводят
и снова не спать мне и снова не спать…

Здравствуй пустота а в ответ лишь слеза по щеке
Здравствуй пустота след от вина на белом ковре
Здравствуй пустота сколько лет мы с тобой вдвоём
Здравствуй пустота мы по морю одни плывём


Снести с церквей все кресты
Оторвать у колоколов ЯЗЫК
Сердце не болит
Новый способ молиться
Только смотри вперёд
Смерть обгони не забывай что он
Уже мёртв и что ему не покорилось
Ни сердце ни его лёд
Еретик забавно_ пусть
Кидай камень не бойся
Грешен кидай кидай кидай!!!
Нам уже не летать
Крылья больше не нужны
Отрезай их на фиг
Не нужен нам полёт
Мы вниз несёмся быстрее света
Нам не нужно крестов
Мы распяли себя ИНАЧЕ
Нас уже совсем нет
Только крики слышны из душ
Что мы пропили там в пивной
Где мёртвые головы с крыш домов
Смотрят вниз на еретиков


Кровь смех стёкло
Ветер окно вой
Месяц боль смешно
Улица полёт темно
Свет померк снег
Холодно нет блеск
Крылья упал да
Больше уже никогда
Больше уже никак
Больше уже не надо
Слово в сумерках изящно увлекает за собой
Намекая что вчерашний день мне счастье принесёт
Нужен только лишь пустяк время повернуть назад
Сделать так что солнце встретит месяц звёзды полумрак
…отказался…


сквозняк сквозняк
разбито окно
смешно смешно
забыто давно
и сердце и слёзы
свет и мрак
я такой мёртвый
но это пустяк
я сам променял
стук сердце на лёд
решил что так лучше
что так подойдёт
что будет тогда мне никак
и всё… но только и в холоде чувствуешь боль
ошибся с желанием…да ты дурак
отдал за него ты последней пятак
и даже чуть больше
ты душу отдал
но это неважно
жалко ПЯТАК!..


Отпусти прошу
Нет
Помоги в ответ
Смех
Отпусти мне кричат
Терпи
Не могу я хочу
Уйти
Убирайся от меня прочь
Ухожу
Не хотел ты помочь
Не мог
Почему ответь
Мёртвых звёзд не привык я жалеть
Вы своё отгорели…а ты
Молчи
Не хочу не желаю знать
На пути моём
Нет постой нет слов у тебя в крови
Так молчи же молчи _ не смотри
Не могу отойди почему в том работа моя
Что такое у нас у зеркал есть закон чтобы всё отражать а иначе мы погибнем тотчас

Святости крестов страшатся бесы
Вот великая ошибка мира
Бесы любят Бога и святилища
Там они всегда могут укрыться
Там они всегда себе приют находят
Тянется туда потерянная сущность
Здесь покой и тяжесть прегрешений
Урывают страждущие души
Я сама люблю ходить по храмам
Долго всматриваюсь в эти лики
Я не в них всю святость Бога знаю
Нахожу её я в человеке
Но вот где он тот святой бездельник
Что помазан на святые муки
Так же интересно бы проверить
Как летают ангелы и мухи

Мне больно так не передать словами
Мне больно так что я наверное умру
Но вот потом через минут 15 вспоминаю
Что чайник на плите забыла я в бреду
Пока металась я в горячке белой
Мне ангелы пропели песнь одну
А вот сейчас очнувшись от похмелья
Я понимаю чайник уж готов
На нём такой забавным мелодичный
Свисток поставлен для меня он пел
Сижу и чай с вишнёвым Я вареньем
В прикуски с сахаром смеясь над этим ем
Забавно мне теперь про это думать
Смешно мне так что слёз ручей из глаз
Хочу я перестать хочу о том не думать
Но слёзы льются так что тяжело дышать
Я захлебнусь своею пустотою
Я утону в ручье своей тоски
Мне так забавно весело подумать
Что я теперь ничем нигде забыт



Морду избили старым ботинком
Больно конечно но это пустяк
Гораздо бобидней что СТАРЫМ ботинком
Видно им нового было жаль…


Вот такое у меня было детское творчество_)))





16:31 

/эффект дефекта/
.Не хочу я небес без лестницы
А вы знаете откуда взялись дикие кошки?..

Жил когда-то на свете пушистый котёнок. Он был такой пушистый, что больше напоминал мохнатый шарик, а не котёнка. Он был таким добрым, что и не мог представить, что другие не такие. Он жил и улыбался всему и всем, а в ответ получал лишь пинки. Потом в один из солнечных дней хозяева уехали, а он остался. Его шкурка потрепалась, шерсть уже не переливалась на солнце, она скаталась в катышки и причиняла бедному котёнку жуткую боль. Не смотря на то, что повсюду было огромное количество крыс, он на них не охотился, он с ними дружил, а они зло подшучивали над ним и кидая нищенские подачки, потом попрекали каждой съеденной им крошкой. А котёнок всё равно верил, что они добрые.
Наступила зима, крысы попрятались в свои щели и он опять остался один.
И всё-таки с ними было лучше, всегда лучше с кем-то, чем вот так, одному- думал котёнок, замерзая от холода. Как вдруг он почувствовал тепло рук. Его, почти замёршего, измождённого от голода нашла такая же одинокая и такая же добрая, как и он женщина. Она взяла котёнка к себе, обогрела, накормила. Они были счастливы вместе. Когда-то она работала учителем, по вечерам она сажала вАсю (так она его назвала, он впервые получил имя) на колени, он начинал мурлыкать, а она гладила его пушистую шёрстку и рассказывала о своей жизни, о работе, о детях, иногда читала вслух стихи.
Прошло много зим и вот однажды уже взрослый кот сидел на подоконнике, смотрел в окно и ждал, когда хозяйка вернётся.
Он увидел только зад уезжающей прочь машины. На улицы никого не было, а он ничего не мог сделать. Он ещё долго сидел и смотрел вниз, туда, туда вниз.
Ей так никто и не помог, люди начали толпиться вокруг, но никто ничего не делал.
Кот достал все свои лучшие качества и разбил все кристаллы души, он открыл страшную дверь, за которой всё это время таилось всё накопленное им зло. Когда наконец дверь открыли он вырвался прочь, в этом районе больше нет ни крыс, ни птиц, а по ночам жители того дома, где некогда жила та женщина с котом, видят бесформенную тень, которая садиться у дороги и смотрит в давно потухшее окно.



23:52 

/эффект дефекта/
.Не хочу я небес без лестницы
Я постараюсь сейчас ничего не делать сгоряча.
Но всё же…
Как мы любим красиво жить, только никто не может. А знаете почему, ни мы придаём жизни красоту, а те, кто рассказывает о ней другим. Самоубийство Маяковского? Его жизнь? Всё это красиво, а ведь на самом деле, застрелился он из-за сифилиса и прочих житейских мелочей. И она, никак не могу вспомнить её имени, она застрелилась на могиле Есенина, тоже красиво, но только, когда об этом слышишь, для неё же то была трагедия и боль и не было для неё никакого декаданса и прочей придуманной, выдуманной муры. {а ещё так хочется сейчас посмотреть на}. Если я когда-нибудь отличусь и про меня, разумеется после смерти, будут писать, может даже заведётся какой-нить завалявшийся блошиный биограф, как же он тогда красиво расскажет мою обыденность. А если ещё снимут передачу, то вообще, какая красота, какой надрыв, а на самом деле нет ничего особенного, кроме моих собственных ошибок, мыслей, поступков, сна, еды и далее по списку. А ведь снимут всё равно красиво. Вот в этом парке она проводила ночи на пролёт (пару раз забыла про время и пришлось ждать открытия метро на скамейке), это было её любимое место (просто у неё всё время что-нибудь попадало в ботинки, а тут лавочки, можно и вытряхнуть наконец эту мерзость)… и опять-таки далее по списку. Никогда меня не называли неудачник, сказать по правде так резануло, а если ещё учесть, что хотела помочь, вывод_пошли всех на хуй, их уже не спасти.
И всё же хотелось бы почитать и посмотреть, что тама они про меня на шедевриируют. Интересно, а в (тут она задалась вопросом)…в общем есть ли там телевизор, газетные киоски и разрешат ли ей продолжать посылать всех нах?..

13:52 

/эффект дефекта/
.Не хочу я небес без лестницы
Решила вернуться к прежней (вау! какое умное словечко) концепции днева, а именно к повествованию без личного налёта пыли. Бред будет, но только это будет бред фальшивых зеркал.

За сегодня он нарисовал двадцать четыре чужих портрета, а на самом деле он рисовал лишь её. Карандаш сам выводит её черты на чужом материале. Поделившись с мздаимцами он подсчитал остаток. В кармане было около двух тысяч. Чрезвычайно удачный день, а если ещё учесть, что он успел ещё и раздать долги. То он сегодня просто богач. Только вот, что делать с этим богатством? Пить он бросил около года назад. С того времени единственной жидкостью, которая попадает ему в организм является вода без лишних примесей. Есть он тоже почти бросил, хлеб- лучшее средство от морщин. Единственной слабостью остался табачный дым сигареты. Он зажигает её, кладёт в пепельницу, смотрит на её тление, иногда наклоняется и вдыхает дым, опять возвращается на место и снова смотрит как она медленно но верно приближается к своему логическому фильтровому началу, для него же это конец. Дым ещё долго гуляет по комнате, он следит краем глаза за причудливыми узорами. Он закрывает глаза и переносится на десять лет назад.
Девочка в красном платье с белыми сердечками, танцует, смеётся. Какой звонкий у неё смех. Женщина в синем шёлковом халате хлопает в ритм музыки и тоже смеётся, он сидит за столом и пытается сохранить навсегда эти мгновения.
Следующая картинка- поезд. Затем следует звонок, а потом, здесь он открывает глаза, резко поднимается с кресла, открывает настежь окно и прогоняет прочь остатки белого узора.
Так что же ему делать с деньгами. Когда у тебя есть деньги, то появляется одна забавная проблема. Когда у тебя их нет, то проблем много, но они не такие забавные. Забавно- их всё равно надо потратить, грустно- потратишь и их не станет. Он ещё долго бродил по московским улицам, он пытался поймать глазами что-то такое. Что напомнило бы ему о весне, но вокруг были лишь грязные автомобили, под ногами хлюпала серая масса, москвичи привыкли называть эту массу снегом. Небо хмурилось, воздух наполнялся предгрозовым дурманом. Из-за угла доносились безумные вопли какой-то малолетки кричавшей о группе крови на рукаве и завывающей про отсутствие свободы. В то же время, чем вам не свобода жить, дышать, иметь возможность быть счастливым или наоборот несчастным. На что они все тратят свою свободу- на крики и визги, а он на что- вряд ли его путь лучше их.
Купил пачку сигарет, два коробка спичек и буханку чёрного. Отдал несколько бумажек в несколько протянутых рук, не удосужв себя посмотреть на лица.
Хлеб был свежим, он уже дошёл до чистых, купил лепёшку, покормил нерасторопных голубей и наглых воробьёв. Наконец дошёл до дома, лёг на кровать и заснул. А завтра опять рисовать чужие лица, вписывать, незаметно врисовывать в них черты прошлого, зажигать сигарету и прогонять прочь своё личное…»полюбил бы я зиму, да обуза тяжка, от неё даже дыму не уйти в облака, эта резонность линий, этот грузных полёт…»


22:40 

Принципиальность.

/эффект дефекта/
.Не хочу я небес без лестницы

Настроение:
…но я не открою, но я к ним не выйду
Я знаю, они приготовили платье,
Которое сшито по общей мере
Но я элегантен, но я элегантен
Я голым пойду, что б они обомлели.
Вы прячете туши свои за бриллианты,
Таких возможностей я не имею,
Зато я галантен, зато я галантен,
Я уступлю в сердце место… на время



19:25 

Графоманю потихоньку.

/эффект дефекта/
.Не хочу я небес без лестницы
В мою новую квартиру я въехал совершенно случайно. Переезжая из Нюрнберга в Кёльн я не преследовал никаких целей. Работал я на одну русскоязычную шведскую газету. Писал про жизнь русских в Германии. В Нюрнберге я жил в русском квартале, при входе в которой всегда можно было встретить несколько молодых людей. Они спрашивали…по-русски шпрехаешь?.. Немцы избегали этого места. Пару раз в местных газетах выходили статьи про нападения на немцев. Несколько раз я наблюдал из окна как «русские», которые на самом деле были украинцами гнали по улице случайно забредших в квартал немцев.

Не смотря на то, что моя работа заключалась как раз в том, чтобы писать о наших соотечественниках, я избегал повседневного общения с ними. Большинство из моих соседей были украинскими евреями, выехавшими в Германию в качестве беженцев. Практически все они не были устроены, лишь единицам удалось получить гражданство и ещё меньшему количеству найти постоянную работу. Основным занятием обитателей русского квартала было бесцельное шатание по улицам, посиделки в самых дешёвых местных забегаловках и периодические визиты на концерты местных русских звёзд. Я пять лет, которые я провёл здесь, я так и не обзавелся друзьями, у меня было несколько знакомых, но в основном они были немцами. Двое моих друзей, с которыми мы уехали из России обосновались в противоположном конце города и старались изо всех сил забыть, что имеют какое-либо отношение к обитателям русско-украинской общины.

Я любил этот город, но оставил его без особых сожалений. Мне предложили перебраться в Кёльн, я сразу же принял это предложение. В мой последний день в Нюрнберге я прошёлся по городу, заглянул к нескольким знакомым, убедился в том. Что здесь ничего никогда не меняется и не будет меняться, взял билет, изучил план маршрута и уехал.
В Кёльн из Нюрнберга ходило два прямых поезда, так уж случилось, что взял я билет в тот самый поезд, в котором ехала Ольга. С ней мы познакомились два года назад. В Германию её привёз муж-немец. В тот первый раз, когда мы встретились неподалёку от нашей православной церкви Ольга больше напоминала большого ребёнка, а не женщину. Она шла по улице в простеньком цветастом платье, в Германии вообще редко можно увидеть женщину в платье, и смотрела на всё своими огромные карими глазами. Всё для неё здесь было новым, ей всё было интересно, она шла и улыбалась. Может именно из-за этой улыбки я и подошёл к ней. Мы разговорились, она была рада встретить соотечественника, тем более. Что москвичей здесь было не так уж и много. Она рассказала, что познакомилась с мужем в частной клинике, где она работала медсестрой после окончания училища.
Я никогда не видел её мужа, но по рассказал смог нарисовать в своём воображение весьма чёткий, как мне кажется, портрет. Невысокий, чуть полноватый человек средних лет. Со средней работой и квартирой средних размеров. В общем среднестатистический немец, который как раз и составлял тот фундамент, на котором держится вся Германия. Немного скуповат, не особо общителен, но крепкий семьянин, выступающий за одну семью на всю жизнь. Мы часто встречались с Ольгой. Ей было одиноко, она как и я не смогла привыкнуть в местному русскому* клану. Говорила в основном она. Рассказывала про свою семью. Про своего властного деда, про отца с ранних лет увлёкшегося наркотиками, так как он так и не смог принять новую жену отца. Рассказывала про дядю, который всю жизнь исполнял волю своего отца, а когда тот умер получил в награду квартиру, не дав Ольге ни одной вещи на память о деде. Как-то она рассказала, что у неё есть брат. Что его осудили на семь лет за хранение и употребление наркотиков. Рассказы о брате плавно переходили в воспоминания об отце, иногда я терял нить её мысли и уже не мог понять о ком она говорит. Потом наши встречи резко прекратились. Она почти не звонила, на мои звонки никто не поднимал трубку и вот теперь я оказался с ней в одном поезде, да ещё и места наши были напротив друг друга.

От той девушки, которой никто бы и не дал больше двадцати уже ничего не осталось, передо мной сидела взрослая располневшая, скорее всего из-за родов, немка в очках и в откровенно облегающих джинсах, которые явно были размера на два меньше необходимого. Не знаю правда ли она меня не узнала или просто сделала вид, но до самого Кёльна мы так и не обмолвились ни словом.
Сейчас стоя перед открытой дверью своей новой квартиры я думаю, что может ни она изменилась, а я. Она просто стала частью той жизни, к которой так мучительно и долго привыкала. Так или иначе ей удалось стать тем, чем я так и не смог, она стала часть. Этой страны, а я так и остался сторонним наблюдателем, делающим пометки в своём блокноте.
Квартира оказалась больше, чем я ожидал. Нашёл я её легко, так находилась она почт рядом со знаменитым кёльнским собором, там же находился и железнодорожный вокзал. Мне действительно повезло с этой квартирой, из её окон открывался величественный вид, сопровождаемый мелкими, копошащимися возле собора фигурками. Смотря вниз я невольно вспомнил слова отца, который до конца своих дней мечтал совершить кругосветное путешествие.

Я думал о том, как сильно дети зависят от своих родителей о том, что порой родителя зависят от детей ещё больше. С самого детства я твердил себе, что совершу за отца то, что он не смог, но первый мой выезд за рубеж случился лишь после его смерти. Я так и не вернулся в Россию. За эти годы я ни разу не покинул пределы Германии. Наверное я просто не люблю путешествий и тех перемен, которые такие поездки за собой влекут. Я настолько привык к тому, что мой мир заключался в стенах моего дома и ограничивался его метражом, что совсем забыл про свои детские обещание. Мы часто забываем своё детство, делаем мы это намеренно, так как для исполнения того о чём мечталось в той другой жизни в этой новой взрослой нужно слишком от много отказаться, нужно слишком многим пожертвовать. Я был на это не способен. Меня вполне удовлетворяла моя жизнь. Работа, заключающаяся в описании чужих будней, щёлканье клавиш, отправка статей, ежемесячное пополнение чёта. Да, всё меня устраивало в моей жизни. Был я доволен и тем фактом, что ни в России, ни здесь у меня никогда не было постоянной женщины. Я настолько приучил себя к быстрым, случайным встречам и к таким же быстрым, но уже закономерным расставаниям, что и не мог себе представить как кто-то живёт с кем-то всю жизнь. Пускай даже не всю жизнь, но достаточно долго для того, чтобы выучить привычки друг друга, узнать про друг друга то, о чём обычно не принято говорить, нет, я не мог представить такой жизни для себя.

Несколько дней я так и жил на чемоданах, так как посвящал всё своё время хождению по городу. Он очаровал меня. Его разительное отличие от Нюрнберга радовало меня. Его пестрота и в тоже время логический порядок течения жизни поражали и завораживали меня. Мне было хорошо.

Вскоре последовало и первое задание, необходимо было написать статью про русский карнавал. Я встретился с актёрами, я не спрашивал как там, на Родине, они не спрашивали как мне живётся здесь. Статья получилась бы достаточно сухой, если бы не фотографии. Немцы были в восторг6е.

Так один день сменялся другим, за другим следовал следующий и всё текло плавно и размеренно до тех пор, пока в квартиру подо мной не въехал ещё один русский. На моё удивление он оказался музыкантом, странно, я всегда считал, что музыканты не могли себе позволить жить в приличных районах. Я избегал встречи с ним, прошло около года с того момента как он въехал, а мы так ни разу и не говорили, всего лишь встретились раза два три, кивнули друг другу и на этом наше общение заканчивалось. Иногда его музыка раздражала меня, мешала работать, я не делал ему замечаний, просто уходил из дома и возвращался под вечер. Так мы выработали расписание. По средам и пятницам он репетировал с двух до шести, в выходные его никогда не было дома, в остальные дни он играл лишь тогда, когда слышал, что я ухожу. Наверное было в нём что-то хорошее, а может он всего лишь боялся, что я пожалуюсь управляющему и его попросят освободить квартиру.

Потом наступили трудные времена. Моя газета была вынуждена сократить штат. Под это сокращение попал и я. Мои потребности были весьма скромны, так что по самым пессимистическим прогнозам денег должно было хватить минимум на пол года. Однако мне так и не пришлось переходить на режим жесточайшей экономии, уже через два месяца я нашёл себе новую работу. На этот раз в голландской русскоязычной газете, ещё я взялся подрабатывать в одном из местных немецких журналов благо язык я знал в совершенстве, мог даже похвастаться, что мало кто из немцев так хорошо знал собственную грамматику. Дела пошли в гору. Я не отказывался ни от одного предложения подработать в какой-либо газете или журнале. Я писал о футболе, оценивал рестораны, писал о концертах и даже немного подрабатывал на телевидение, писал для одной программы тексты для ведущего. В общем, я был востребован своей профессией, у меня было жильё и в этом городе всегда можно было найти компаньона на ночь. Пару раз мне приходилось писать о местных геях. Кёльн вообще считался одной из столиц данного явления. Две из четырёх моих статей браковали редакторы, так как я весьма жёстко отзывался о поведении некоторых представителей данного сообщества. Хотя и исправил статья, от много я отказался нехотя. Я до сих пор считаю, что в наше время это больше дань моде, а не физиологии, но та же мода требовала от меня совсем другого. Я не воспевал, но и не осуждал их, я просто писал клеше. Кто-то мог бы меня назвать гомофобом, это не так. По собственному опыту могу сказать, что хоть раз в жизни, но каждый мужчина испытывает влечение к другому мужчине. Это, если можно так выразиться, в порядке вещей, но не каждый способен переступить грань, разделяющую желание и действие.

Сам того не заметив я стал вхож в круги тех, кого порой осуждал, среди моих друзей были в основном геи и лбиянки. Я был не против. Хотя иногда задавался вопросом, почему?

Эта полоса прошла так же незаметна как и все другие, на её смену пришло углублённое изучение биатлона и прыжков с трамплина, далее следовало изучение жизни русских студентов кёльнского университета и дегустация самогона.

Мой сосед всё продолжал репетировать, на сколько я мог судить, дела у него шли не плохо, так как он всё ещё жил в этом доме и смог даже осилить повышение ренты.

Уже несколько месяцев я не звонил домой, когда я уезжал у меня оставались какие-то родственники в Москве, теперь единственным близким человеком там стал наш сосед по коммунарке, в которой мой отец и я жили до его смерти. Дядя Стёпа, так звали его все мальчишки за его высоченный рост, когда-то и правда работал милиционером, о нём у меня осталось одно чёткое детское воспоминание. Когда умерла мама, мне тогда было лет семь, восемь, отец не мог встать с дивана, его как будто подменили, тогда именно Василий (так звали нашего соседа на самом деле) взялся за организацию похорон. Отец так и не поехал на кладбище и не хотел пускать меня, но Василий настоял, сказав, что я должен попрощаться с матерью. На кладбище он сначала держал меня за руку, а когда я начал плакать взял меня на руки и сказал, что сейчас он отведёт меня туда, где я всегда смогу поговорить с мамой. Он был первым человеком, который отвёл меня в церковь. Он же был тем. Кто настоял на моём крещении. Сам Василий не был крещён и часто. Сидя с моим отцом на кухне говорил, что всё это сушь и буржуазные заблуждения.

«тогда почему ты Вадьку крестил и каждую неделю за Надежду свечку ходишь ставить?»,_ спрашивал его отец.
«Положено»,- всегда отвечал Василий и залпом выпивал стакан водки.
«Положена, Володь, значит положено, я не крещён и всю жизнь не верил, так пусть и умру таким каким жил, а Бог сам пущай решат, пускать меня в Рай или отправлять кости к чертянягам греть.»

на этом обычно тема закрывалась.

Почему я до сих пор не был гражданином Германии? На тот момент, когда я приехал, желательно было отказаться от русского гражданства, я так и не смог переступить через себя. Но прошло уже десять лет, законы поменялись и всё-таки получил двойное гражданство. Признаюсь честно, после этого мне стало легче дышать, я и сам не замечал, что чувствовал некую скованность, которая улетучилась после получения всех документов. Я, наконец, начал осознавать, что прожил в этой стране так долго и стал её частью, хотел я того или нет. Теперь я мог безбоязненно ехать в Россию, но всё же что-то меня останавливало. Может этим чем-то была привычка, может просто страх увидеть изменившуюся до неузнаваемости страну, которую я оставил на десять лет, может я просто не хотел, может…

Прошло ещё два года. Я по-прежнему работал в нескольких журналах и газетах, но на этот раз я уже был штатных корреспондентом одного из немецких спортивных журналов.
Однажды, придя домой, я заметил, что кто-то въехал в квартиру на против, которая пустовала ещё до моего приезда сюда. Не знаю уж почему, но мне было любопытно, кто же туда въехал. Я опять спустился вниз и спросил у смотрителя дома о новом жильце.
Новым жильцом оказалась дочь хозяина дома, которая только что вернулась из Англии, где жила вместе с матерью. Звали её Хилькой. Ей было двадцать четыре и она была учительницей. На этом его рассказ закончился, он профессионально улыбнулся и услужливо спросил как поживает мой кран в кухне. Я так же улыбнулся и ответил, что уже месяц прошёл с последнее ремонта, а кран всё ещё работает, как часы. Получив каждый, что хотел мы разошлись. Я пошёл к себе, он остался отмывать пятно на стене. Сколько я помню, он ежедневно пытался отереть это пятно. Это был своего рода ритуал, напоминающий больше неравную борьбу. Чем сильнее бедняга пытался изничтожить пятно, тем более заметным оно становилось, откуда она взялось я не знаю, появилось оно ещё до моего приезда, но за эти годы оно явно разрослось и крепчало. Забавляемый мыслью об этом пятне я поднялся к себе и заснул.

Снился мне мой первый поход в школу. Спорное удовольствие для ребёнка, который с трудом мог говорить. В школу я пошёл вместе с мамой, это было моё последнее о ней воспоминанию, почти сразу после этого её не стало. Отец очень переживал, так как родился я с приросшим языком и вплоть до седьмого класса терпел издевательства над моей уздечкой. Мама готовила меня к школе обстоятельно, во многом благодаря именно ей я, без помощи всякий логопедов, которым не мешала бы самим воспользоваться подобными услугами, начал произносить все шипящие, освоил я и мягкое рь и ль, но вот с твёрдыми р и л я смог справится лишь в десятом. Мама же научила меня писать и читать. Именно она привела мне любовь к чтению. Когда она умерла меня перевели в другую школу, потом ещё в одну, так я и мотался сначала по школам нашего района потом уже вышел и на городской уровень. Ну что я могу сказать, не ладилось у меня обучение, мой любимый предмет зависел от учителя, а к тому времени большинство учителей были вынуждены сменить белые воротнички на место на рынке. У кого бы поднялась рука их обвинить…

Я почти не помню тот сон, помню только огромный букет белых гладиолусов, который, пожалуй, был тяжелее и больше меня самого, однако нести его маме я не позволял, дотащил его сам. Когда раздался звонок и нас повели в классы она заплакала, мне тоже хотелось плакать, но я сдержался. Она так и простояла у школы до тех пор, пока нас не вывели обратно. Её глаза всё ещё были красными от слёз, я первый и последний раз соврал ей, сказав. Что мне очень понравилось в школе и что я обещаю быть самым лучшим учеником в мире. По дороге домой она купила мне мороженое и сказала, что гордиться мной. На этом сон закончился, музыкант внизу начал опять мучить струны, дубася по ним что есть мочи. Это был лучший день в моей жизни.

Я правда, не знаю, чем заинтересовала меня эта нескладная, двухметровая Хилька, но с того момента как она переехала, я начал прислушиваться к шуму на лестнице, как только я слышал, что открывается дверь я бежал к глазку и смотрел как она уходит или наоборот приходит. Я изучил её график, к сожалению, он совпадал с графиком музыканта и я был вынужден слушать его завывания, но ради того момента, когда я видел её, я был готов на подобные жертвы. Она не была красивой, у неё были короткие светлые волосы. Она не была похожа ни на немку, как её отец, ни на англичанку, как её мать, скорее она напоминала мне норвежку или голландку. Голос у неё был таким звонким, что я слышал её приветствие. Адресованное смотрителю. Мне казалось, что она всегда была весёлой и беззаботной. Мне казалось, что никто кроме меня её и не замечает в нашем доме, но я ошибся. Заметил её и музыкант, который к тому времени обзавелся машиной и обнаглел до такой степени, что начал «играть», когда ему заблагорассудиться.

Всё чаще я стал замечать записку в её двери, однажды я не выдержал и прочёл одну из них. Все они были от музыканта, в записки он говорил, что вчерашний вечер был незабываемым и что он не против его повторить. Первым моим желанием было порвать этот белый клочок бумаги и набить ему морду. Его слова показались мне циничными и наглыми, как он мог так поступить с моей Хилькой?! Я сдержался, я аккуратно свернул и положил записку на место. В тот день я не ждал её. Мне было обидно за неё и одновременно стыдно за него, а ещё я никак не мог понять почему это так меня волнует.

Я стал их тенью. Мне казалось, что он обидеть Хильку и поэтому я стал читать записки, узнавать, где они встречаются и следовать за ними как тень. Он ни разу не пригласил её в ресторан, обычным место их встреч была забегаловка напротив крупного магазина а Аппелштрассе. Я сидел за столиком так чтобы они меня не видели, я наблюдал за нами и каждый раз мне становилось всё больнее и больнее, я завел кошку. В контракте не было указанно, что мне запрещено заводить домашних животных, но я всё же спросил разрешения и получил согласие. Кошку я назвал Барсей, в честь моего кота, которого я героически отбил у дворовых мальчишек, не дав им его убить. Даже её расцветка чем-то напоминала мне его. Взял её я у знакомой русской семьи, где как раз окатилась одна из кошек. Когда я нёс её домой она вся дрожала, вопреки советам я не стал дожидаться когда она подрастёт и как только появилась возможность её забрать, я сделал это. Поначалу Барся отказывалась есть, я уже думал, что зря так рано забрал её у матери. Мне стало казаться, что скоро котёнок умрёт, но я решил сделать последнюю попытку: я налил в миску молоко и начал показывать ей как надо лакать. С детства я терпеть не мог ни молока, ни каких-либо молочных продуктов, единственное, что я позволял себе было морожено. Барся внимательно смотрела на меня, потом подошла, но вместо того, чтобы начать лакать из миски, принялась слизывать остатки молока с моих губ. Так мне удалось выкормить и спасти её. Прошло уже пол года, а она до сих пор не может отказать себе в удовольствии слизать молоко с моих губ. Из-за котёнка я на время забыл про Хильку и музыканта, я даже не заметил, что они стали жить вместе, не заметил я и как они поженились, пропустил я и рождение их ребёнка. Только услышав ночью детский крик я вспомнил про то, что совсем ещё недавно так волновало меня. У них родился мальчик. Они назвали его Дереком.

Наша жизнь составит из закономерных случайностей и совпадений.

Разве мог я тогда в поезде поверить, что через несколько лет Ольга станет моей женой? Нет, конечно, не мог, даже в нашу первую встречу я не смог бы представить, что через семь лет поеду с Нюрнберг с одной единственной целью- найти её. Разве мог я представить такое совпадение, что она к тому времени как раз разведётся с мужем и останется одна с двумя прелестными погодками. Разве мог я поверить в то, что кто-то когда-нибудь назовёт меня отцом и у меня появится маленькая Надежда, которая так напоминала мне маму. Разве мог я вообразить, что приеду в Россию и заберу дядю Стёпу с собой. Мои дети зовут его дедушкой. Могилы моих родителей были ухоженными, может именно из-за чувства благодарности я и решил забрать старика к нам. Разве могло мне даже присниться, что я всё-таки объеду пусть и не весь мир, но большую его часть.

Разве мог я поверить в то, что моё детство вернётся ко мне в сорок лет.

Разве не в этом моё счастье и счастье сотен людей похожих на меня.

Разве стоили все те года непрерывного бега хотя бы одной улыбки моих сыновей или моей маленькой дочурки.

Я уже и не представляю как я жил без всегдашнего ворчания Василия, без лепетания Нади, без вечных драк Димы и Коли, без тёплого взгляда Оли…




17:54 

/эффект дефекта/
.Не хочу я небес без лестницы
Купаясь в деньгах люди предпочитают пребывать в полном одиночестве, а вот для ныряния в гавно они почему-то предпочитают компанию.

13:01 

/эффект дефекта/
.Не хочу я небес без лестницы
никогда не закрывайте за собой дверь так. чтобы её потом нельзя было открыть. Пусть другие не могут. а у себя такой возможности не крадит.е

.Куклы не плачут, но мы компенсируем это игрой в дурака

главная